?

Log in

No account? Create an account
ретроспектива будущего™ [entries|archive|friends|userinfo]
Конь бледь / Pale whorse

[ H | under destruction ]
[ I | not much ]
[ A | everything ]
[ W | SS ]

may I ask you all for silence [Aug. 9th, 2016|12:32 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[mood |...]

Дуновением тихого ветра
я болен. Тишиной
как солнечный зайчик.
Болен свободой,
любовью. Ладони
проходят сквозь мясо
мира, марево жизни,
щупают, ищут.
По ту сторону вечности
в комке человеческой плоти
рождается Слово.
Помолчим, потанцуем
в стеклянных обносках
тела. В новостройках неба
в белом огне
Черный.
linkpost comment

*** [Aug. 21st, 2013|06:08 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[Current Location |Interzone]

И я взглянул.
Автобус «Грозный-Москва» у обочины грязный
дикаря грустную злобу упаковал.
Задумчиво в пространство мальчик глядит,
есть ли какая-то мысль
в его голове? О доме? Хлебе? Горе
или небе? О сестре? Что на кассе
пакует продукты. Плохо.
Хуже, чем стреляет из «стечкина».
Голые головы, бороды,
халаты. Затошнило.
И я взглянул.
В светлейший мрак
за МКАДом.
У границы сознания
в униформе отглаженной
лощеные клерки, таможенная декларация:
новая тачка, красные кеды прада.
Знают как надо.
Бог не фраер, Москва — сортир,
где машины из мяса гадят деньгами.
Некоторые вырываются,
возвращаются,
маются.
Все по Ницше.
Обыватели с детства готовятся к киче.
Так родней и привычней.
Оглушает хруст лузги в тишине ночи.
Поздороваюсь громче:
здоровейте и не умирайте.
Может вовсе не в воспитании
дело — я гугнив и ленив?
Или пидор обычный.
Не до внимания —
скорей отвернуться, дела,
давай, до свидания!
И я взглянул.
В родные лица.
И хожу как во сне.
Тотально красиво
тотальное отсутствие красоты.
Красота ведь внутри,
до нее без ножа не добраться.
Потому так легко объяснить
тождество феномена и ноумена
между кражей и лечением триппера.
И молчим только ты и я, пока
собака времени гложет кость,
вынутую Богом у народа из языка.
link1 comment|post comment

держи равненье [Jul. 2nd, 2013|09:53 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[Current Location |Interzone]

Мне жалко что я не зверь
стоящий у Твоих дверей
в него стреляют
он умирает
смирно головой кивает

Мне странно что я не огонь
горящий в последней ночи
не дождь в пустыне
не темно-синий
в божественной темноте

Мне трудно что я только часть
которая хочет отпасть
обойный клей
и то сильней
этой глиняной птицы

Мне жалко что я не дверь
и не одно из животных
не колесо
пыль и песок
и кости вот я

На остров летит орел
на море стоит лев
телец по небу идет
мир человека ждет


Мне страшно что я тишина
среди говорящих зверей
пою о конце
лежу на лице
прошу приходи скорей
linkpost comment

(no subject) [Jun. 23rd, 2013|01:40 am]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[Current Location |Interzone]

все здесь чужое везде чужое
Отец я здесь а ты есть где
черное и голубое золотое
жир блестит на корке мира нас забыли
время это просто почва где выросла смерть
или мертвый олень во мне
до времени пока нет времени
сумерк сознания

силой незнания
остановим неба старение
вышел апдейт цифровое нетление
я не буду мыть посуду неба телом хлеба
старичок старичок заходи на рагнарек
крестом и нулем покупаю себе ничто
чтоб не болело ничто
если тело небосвод
покупай терпинкод
и одежду из света

люди
где это где-то
потерянная планета
в какую-то жопу мебиуса
адресат неизвестен
нас послали почтой россии
но посылка пришла как всегда
с оригиналом не той души
кто-то выслал свиток
автограф стихи из освенцима
промо-акцию какого-то ангела
и зачем-то лед

мое молчание пробило в небе дыру

я лежу в гробу и гляжу наружу
только горько внутри
от удивительного слова

любовь

классно быть мистиком
linkpost comment

Der Rest ist Schweigen [May. 20th, 2013|01:11 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[Current Location |Interzone]
[music |Peste Noire → Dueil angoisseus]

Интеллигентишка недоумевает:
такое же говно лежит на улицах,
евреи и чурки вроде бы те же,
ходят какие-то мешки в тюбетейках,
синяки неотличимы, обрюзгшие,
слегка подчиненные орднунгу,
ходят нестроем без гула брюзжания,
говорят “спасибо” и “до свидания”,
улыбаются сладким песикам,
без намордников
лакают небо.

Вот если бы еще православие или смерть
давило швулей у входа в улей бара,
пархатые казаки кунста топтали мусор
присаленным хромом. Так было же, было.

Ну, тоже шли на митинги
и в концлагерь. Книги жгли, смеялись.
Требовали, добивались.
Старались.

Постепенно забываешь казаков,
парад победы и постовых.
Думаешь, дома же так же,
цивилизация, гурмэ, фенди-прада
на жопе. Столица.
Умные лица, творческая элита.

Возвращаешься. Вроде бы дома.
Выходишь на площадь в домодедово,
на рыло ложится приапическая тень,
хватает за руку водила:
терпи, терпила.

И как-то сразу видишь, что ошибся.
Люцифер полетал над Лондоном,
но осел в Кремле.

Люди ли? Понимаете, просится другое
слово. Говорят, они образ Божий,
да и я тоже. Да, видал его на дне глаз
два раза. Была милость.
Ел хлеб в пустыне. Горело небо.

Мама, роди меня обратно. Или
хотя бы скажи, кто я? Зачем мне?

Мир и благоденствие.

Ради этого нет у нас Царя
кроме кесаря.
Ради этого летели в небо,
врастали в землю под молчание птиц.
Ради этого раздавал костюмер
чистые гимнастерки актерам кино.
Ради этого ты повязал полосатую ленту
на мерседес стабильности.
Ради этого ползет на Берлин
по кольцу московского ада
кредитный форд, груженый
гнилой картошкой твоего тела.

Вот и Сталин воскрес,
а лето все так же холодное.
linkpost comment

рано утром [May. 1st, 2013|12:31 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[music |Peepholes → Pinnacles]

На дереве сатана сидел и на гитаре играл
рано утром у ворот горящего сада земного.
Время пришло, время кончилось, проходите внутрь,
пожалуйста, последний концерт. Фейсконтроля не будет.
Дресскода нет. Страдания оставьте буддистам.
Вот печать только надо поставить, чтобы выйти и опять
вернуться. Вот welcome drink — сладким вином вода
обернулась. Нет, крови нет, горечи нет. Соли нет.
Не кровавая Мэри. Ну что вы. Чистое счастье для всех,
без отходняков и побочек. Совершенно бесплатно.
linkpost comment

zero dream cut-up technique [Apr. 6th, 2013|02:30 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[music |the art of coffins → moebius coffin]

Люди — будущие насекомые.
Люди клубятся. Перья живой
копоти в черном вечернем воздухе.
Надвое расколото яйцо горизонта.
Только сирены, только
голос пророка,
орущий в червивом клубке
мегалополиса. В сочную плоть
погружаемся моря житейского.
Что остается, если объявлен
«клаузевиц» внутреннего Берлина?
Как, человек,
улыбнешься ангелу?
Ждали всю жизнь, Google glass
или еще какое-нибудь дерьмо.
Автобуса в вечность.
А сходит огонь.
Люди дрожат, как стекло, наматываясь
на небо, подобно сахарной вате.
Становится тепло и светло.
Земля на водах, этот чужой дом,
прибрежные окопы под ледяным
одеялом огней цивилизации —
все исчезает. Нефтью
пахнуть перестает,
становится легче.
Мясные листья хлопают
на сильном ветру.
За порогом,
как брошенный зверь,
чья-то душа. Мертвая и пустая.
Как жалоба падшего духа,
как переделкинские крестьяне,
покупающие полбу в «Азбуке Вкуса»,
такой же ноль, не моя ли?
Где конец радуги —
в вечности иль в пустоте?
Искренность не заменит истину.
У Бога все живы, у людей и Бог умер.
Люди жалеют в любом мертвеце труп своей души.
Делай добро и умирай, говорят,
заводи детей — этим спасешься,
погружайся в звериный быт, наполняй
тело земли. Пустоту пустотой.
Не для нас ли? Снег
Джойса валится на русское поле?
Волосы все сочтены заботливым гауптманом?
Не гаснет огонь в печи?
Родина — смерть? Не устали
подбирать soundtrack для своих похорон?
Храним молчание: в этой тиши
слышнее, как оживают души,
как зовут в вечность —
у Бога чувство юмора отменное,
как белые ботинки неизвестного негра
в черной пустоте ледяной
башни холокоста.
Светом все началось,
им же и кончится.
А ты пиши.
linkpost comment

Hamlet [Mar. 7th, 2013|08:48 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[music |Гражданская Оборона → Русское поле экспериментов]

Каждый русский знает наверняка:
смерть неизбежна, жизнь коротка.
Остальное теряется в грязи и тумане.
Умереть тут, пожалуй, проще,
чем перейти какое-нибудь поле.
Утонуть в горячей ложке,
в грязном стакане.
Тут всегда то дождь, то снег,
то путник с рогатиной креста
весело идет на большую медведицу
во мраке ночи: крест на крыше,
ключ в голове. Тесно
живут в России. У всех
по две вещи: звездному небу
да нравственному закону,
и каждый — мессия.
Люди в бетонной коробке.
Темень за окнами, свет — внутри
человека. Да, где-то тут
землю бороздим лодками
гробов. Камни на могилы
не носят, не принято.
Здесь на камнях
плавают только святые.
Кто в землю зароется,
тот прорастет. Кто умер —
живет. Дракон теряет зубы,
прорастают воины Духа.
Кто говорит, что длинною
оказалась жизнь — гость
и пришлец среди одиноких осин
русского поля, что одинаково
всякого принимает, кто ни придет.
С войной или миром. Разрушить или исправить.
Собирать камни, не бросаться словами.
Поднимать с колен или ставить.
Тонконогих, золотоволосых, сумрачных.
Темноту их тел пьют из земли,
меняют на тусклое золото.
Небо где-то под нами.
Все выходит
не так как хотелось,
иначе. Гораздо лучше.
Конца света не будет,
кончится ночь. Это
может не совсем честно, но
я ничего никогда не искал
кроме смерти.
Стою на причале,
в серых гаванях Интерзоны,
жду, когда позовешь в плавание.
Не ступлю сам на палубу корабля.
link2 comments|post comment

α → Ω Казимир [Feb. 23rd, 2013|02:26 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[music |Richard Wagner → Das Rheingold]

Так хочется дождя и мокрых улиц,
пить пиво, смотреть в честные
немецкие лица,
вырубленные суровым северным светом
в черно-белом электрическом небе,
в розовом закатном небе,
небе родины.
Этот сон, как кино про дорогу,
в нём небо и солнце. И земля.
Но какие-то новые.
Я снова иду, сам не зная куда.
То ли вперед на восток, то ли босиком
за золотые ворота нашей победы.
Warum nicht?
Лисы по норам.
К веткам деревьев
приклеились мокрые спящие
птицы. В парках
памятники призадумались,
над ржавчиной прошлого дрожа.
Золотой ангел во сне обнимает
туман над быстрой рекой.
Порядок освобождает.
linkpost comment

a new voice [Feb. 21st, 2013|01:38 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[music |Richar Wagner → Tristan Und Isolde: Liebestod]

Лучшие наши стихи еще не написаны нами,
пьяные птицы врываются в осень окон,
рвут их с петель.
Глина глину покрыла крепко.
Мертвым зеркалом в зеркало вод
смотрят чужие глаза,
пылинки падают с душ и кружатся
в тихом свете свечей.
Здесь суббота и Бог
в сентябре полусонном.
И огонь почивает
на моих волосах.
Дыхание.
Вот мы и живы,
только глина в руках.
linkpost comment

may i ask you all for silence? [Feb. 21st, 2013|12:41 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[music |Burial → Stolen Dog]

Я болен тишиной
июньского ветра,
как солнечный зайчик.
Болен свободой.
Мои ладони
проходят сквозь стены
мира, марево жизни,
щупают, ищут,
по ту сторону вечности.
В комке человеческой плоти
рождается Слово.
Я танцую
в стеклянных обносках
мечты о прошлом.
Свет течет
сквозь пальцы облаков.
Смерти как не было,
так и не будет.
linkpost comment

что ты дуешь в трубу, молодой человек [Jan. 1st, 2011|01:15 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[mood |=\]
[music |Death In June → Heaven Street]

Счастливого пути. Как из арбуза
из неба конус выхвачен луны,
а может быть рождественской звезды,
и шастают сквозь брешь туда-сюда они,
с серпами наголо, горящими глазами,
сбирают падалицу переспелых дней.
Земля все так же пламенем объята,
все тот же дортуара тесный темный мир.
Лишь катят православушки коляски,
летит-свистит в ночи металломясо,
как будто вечер за щекой катает
машины грязный леденец.
Туда-сюда.

Все та же извивается дорога,
как рыба скользкая, все те же телеграммы,
все те же «тчк» и «зпт». Все та же грусть.
Завернутая в плоть все та же скорбь.
Завернутая в блуд, запрятанная вглубь,
закрученная в кнут.

Умытая слезами декабря
последняя зима.

И от печали этой все плачут
мертвые в гробах ходячих тел,
что больше им не умереть.
И борода растет неумолимо.
link7 comments|post comment

возьмите врата [May. 6th, 2010|02:25 am]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[mood |=\]
[music |Nurse With Wound → Soliloquy for Lilith Part One]

Мы мертвецы, желающие жизни,
нам велено доехать автостопом
из точки «А» до Золотых ворот.
Мы голосуем на пустынной трассе,
где ребра придорожных фонарей
прилипли к позвоночнику дороги,
и нитью тянется разметки хорда,
рядятся облака во что угодно,
и на столбе повешенная туша светофора
мерцает желтым светом разложенья.
Где только изредка неясной тенью
мелькнет попутка, нас не разглядев,
зачеркнутых обратной перспективой
дождя, и пролетит, совсем не замечая
дорожных знаков, к via Dolorosa.
Где не поют ночные канарейки
небесного гибдд «счастливо,» —
им недосуг, у них теперь свой бизнес
под эвкалиптами бульваров Тель-Авива.
Лишь Города огни вдали — граната зерна, —
да пламенеющее небо под ногами
все так же что-то новое сулят.
link7 comments|post comment

retorno [Feb. 14th, 2010|12:28 am]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[mood |=\]
[music |Death In June → Rose Clouds Of Holocaust]

В море слез утони, мой корабль,
ведь такие моря возвращают
мертвецов, твердо ставших на землю
под бездной, дошедших до дна.
Где их плоть стала вновь солона,
снова вечности в пищу годна.
Где молчания тайна уносит из сердца слова,
что собою подобны чужому, бездомному зверю:
им бы только кусочек души откусить
и бежать — голод гонит всегда
их лакать молоко у холодной и мертвой луны,
пока горькой не станет ее полынья
от полыни горящей зари.

И я буду молчать
от любви,
от утертой слезы.
И дрожать,
как печаль на огарке свечи,
как стекло у горнила печи.
Оправдания нет,
я свирепый ребенок,
что знал лишь «помилуй», «спаси»,
да «прости».
linkpost comment

азим [Jan. 10th, 2010|12:10 am]
Конь бледь / Pale whorse
[mood |=\]
[music |Current 93 → The Mystical Body Of Christ in Chorazaim (The Great in the Small)]

Жара и месяц; ночь ужасна!
Уже проснулся, недруг грязный —
К чему спешить, урод, усни:
Закрой отверсты пыткой бельма
Долой от южного Эреба,
Потемком юга пропади!
link5 comments|post comment

что ты дуешь в трубу, молодой человек [Dec. 31st, 2009|05:51 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[mood |=)]
[music |Coil → Amber Rain]

Волшебство возвращается!
link6 comments|post comment

отчет о встрече [Dec. 6th, 2009|02:31 am]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[mood |=\]
[music |Coil → The Anal Staircase]

Алло-алло —
подлая песня
зимней фрустрации:
на зиму заклеил окна
души. Окунаюсь
в прорубь звонков телефонных,
холодец гормональный.
Ампутация нежности
и других конечностей
замороженных —
зимняя сказка
по-своему бесконечная.

С нашим слоганом мир
станет лучше,
мудрее, ползучей, живуче.
И уже сегодня
скинет условностей
исподнее.
Милиционера карбункул
першит в горле:
пер-пер-первый раз в городе
кровью харкаю
на заснеженные ботинки
прохожему,
на свое отражение
в зеркале, паспорте,
в вечере монотонном
не похожему.
Сплю в обнимку
с клиентами, процентами,
копошащимися идеями, брендами,
логами, блогами,
медиа-революцией,
закрытой дегустацией,
очевидной деградацией.

На, держи, поцелуй меня в губы,
чтобы я не состарился,
чтобы был повод остаться —
я всегда был беженцем,
свободным от безнала
радикалом, только
несколько раз рвал рекламой мосты
на прямом эфире каналов.
Улетал в отпуск на море, за океан,
то ли на Канары, то ли за Кайя.
Увидел воробья —
к вмазке. Счастья
долларовыми купюрами,
молекулами слова «благополучие»,
ключами от потерянного рая.
Окей, встречу подтверждаю.
Я тебе попозже перезвоню
при случае.
link8 comments|post comment

лента [Nov. 19th, 2009|03:37 am]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[mood |=\]
[music |The Threshold Houseboys Choir → Ikoreek]

Бьется бабочка-ночь в тесном звезд абажуре,
и в туманном плаще прячет месяц опасный клинок,
и стоят фонари словно в липкой и сладкой глазури,
то ли сон, то ли мертвые встали лицом на восток.

Кто от рая ключи потерял, мы вчера их нашли, заберите.
В топкой хляби небес бродят мокрые звери любви,
топографии края не зная. Как выход найти? В лабиринте
поднебесных садов языку неподвластные дебри, увы.

Насекомым ползём по поверхности односторонней,
изучаем фасетчатым глазом сквозь мутную линзу пейзаж
в тусклом зеркале заднего вида. И в этой стремительной гонке
мы на месте стоим, но мелькают столбы, и мотается километраж.

Я молчу, как всегда, в тишине гром словами рассыпан.
Перечеркнуто небо, чтоб проще попасть, как в прицел
в неподвластные дебри небес. Через эту в заборе калитку
мы придем к Тебе в дом, мы оденемся, как Ты хотел.
linkpost comment

who will fall [Nov. 11th, 2009|11:23 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[mood |=\]
[music |SOISONG → Jam Talay Sai]

Долго шли, хлестали по щекам
дожди. В шторм, на море
сколько можно плакать? Я живой,
подожди. Белокрылым облаком
обниму тебя в тихом сне.

В маете сколько плыло
моряков, и только я на море
в шторм живой. На ветру
пусть к утру развеется, спадет
тумана мельница, я к тебе
прибегу по волнам к берегу.

Музыка закружится, закрутит,
заколдует кругом на воду.
Вспенится. Море вдруг изменится.
Закончим плаванье в лунной гавани
всех живых. И с тобой полетим
в небо вечное, алому зари навстречу.
Вниз к земле, как без крыльев,
в плен шторма нет пути.
Я живой. Я с тобой.
linkpost comment

кольцевая [Aug. 19th, 2009|02:41 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[mood |=\]
[music |Maria Callas → Verdi: Rigoletto - Act 1: Gualtier Malde!... Caro Nome]

И корабль плывет
в зыбкое заката марево,
в прибой ночи прилива.
В плотном кольце сумерек чащи
сердце биться начинает чаще,
снами захлебываясь.

Мы искали зачарованные тени сна,
а нашли запрещенную землю дня,
запасной вариант. Тем,
кто хочет в живых оставаться.
Пустоту перекатывая телом тем,
по утрам полотенцем стирая
с лица новый голод.
Снимая, как шаль,
бледность сумерек восковую.
Мы всегда точно знали,
куда дует ветер. Куда?

Как от тихих ночи берегов
раскинув по простыни руки
кто-то в сон уплывает,
доверяя фарватер луне, сквозь окно
разметавшей по полу печальные тени.
Мы смыкаем глаза и ладони
по разные стороны чуда,
заполняя святые места или те,
что хотят быть такими.
Но пока мы привязаны к небу
землей, мы не можем
утолить нашу жажду
и голод, голод, голод.
link5 comments|post comment

expression / impression [Jul. 20th, 2009|04:36 am]
Конь бледь / Pale whorse
[Current Location |Italy, Taormina]
[mood |=)]
[music |Leica → Point and Shoot]

Olga

Well, shake it up, baby, now, (shake it up, baby)
Point and shoot. (point and shoot)

link3 comments|post comment

(no subject) [Jul. 7th, 2009|01:53 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[mood |=\]
[music |Anastasia → Na rekah vavilonskih]

С хрустом и скрипом стрелки ломают
как пальцы и стонут о прошлом боем часы.
Ты уж на лестнице ждешь, в окне за меня
приняв незнакомую тень, осени день,
желтое на голубом. Плоти трусливые сны,
вечность в желудке словно солома гниет,
дождь уберет эту слякоть на небе и на земле.
Золотом осени будет опять город покрыт,
белой проказой будет затем он поражен,
в свите белого снега и призраков белых зимы,
дверь я найду и войду, войду в твой дом.
linkpost comment

Blue / Jerusalem [Jul. 5th, 2009|04:12 pm]
Конь бледь / Pale whorse
[Tags|]
[mood |=\]
[music |Anastasia → Kjania Adzamija]

Как тени. Ничтожные
символы внешнего мира
исчезают сразу после захода
солнца. Их ветер уносит и
пропадает, сном и явью
меря пространство. Натянутая
струна горизонта, уходя
в вечность, напоминает
о постоянном присутствии
Бога. Здесь, в стране раскаленных
вечерних крыш. Застывших,
стремительно неподвижных мыслей,
желания остаться. Навсегда.
link5 comments|post comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]